Меню
12+

Интернет-сайт газеты г. Назарово и Назаровского района «Советское Причулымье»

29.04.2016 08:57 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 17 от 27.04.2016 г.

Детство - за колючей проволокой

Автор: Людмила ИВАНОВА

Наталья Михайловна Рубцо­ва

Детские воспоминания о войне

Всё меньше и меньше остаётся ветеранов Великой Отечественной, всё меньше участников и свидетелей фашистских зверств. И тем ценнее становятся крупицы правды, которые может дать нам из своих уст то военное поколение.

Так случилось, что в течение ме­сяца мне довелось познакомиться и встретиться сразу с двумя бывшими малолетними узниками второй миро­вой. Живое общение с такими людьми даёт полное переосмысление и перео­ценку таких слов, как «плен», «рабство», «лагерь», «голод», «фашизм»…

Героиня моего сегодняшнего рас­сказа, Наталья Михайловна Рубцо­ва (Иванова в девичестве), относится к тому поколению людей, у которых в далёких 1941-1945 годах немецко-фа­шистские захватчики отняли детство, мирные дни, тихие вечера в окруже­нии семьи и друзей. Немецкие окку­панты заставили всю семью Ивановых насильственно покинуть родной дом и угнали в Германию на принудитель­ные работы.

Наталья Михайловна родом из де­ревни Жуково Покненского района Подберезенского сельсовета. Это ря­дом с городом Великие Луки, что на Псковщине. 29 августа этого года ей исполнится 81 год. Ещё до начала во­йны у Михаила (папа Натальи) оста­лось на руках четверо маленьких детей (дочерей). Жена умерла, когда Ната­ше было 3 годика, самой младшей се­стрёнке — всего несколько месяцев, а двум другим девочкам — 7 лет и 4 года. Воспитывала их мачеха. Маму Ната­лья Михайловна не помнит. А вот вре­мя оккупации запомнила на всю остав­шуюся жизнь.

Началась война. Отца забрали на фронт. В 1942 году комиссовали до­мой после контузии. И здесь же, в 42-ом, д.Жуково заняли немцы, че­рез эту местность они рвались на Ле­нинград. Каждый день бомбёжки: то русские наступали, то немцы отбива­лись… Они жили в домах, а русские семьи — в банях и сараях. «Кабана на­шего забрали, — вспоминает Наталья Михайловна, — но потом, через неко­торое время, привези нам маленько­го поросёночка». Трудно представить в данном поступке человеческое лицо фашистов. Но так было! «Был и другой случай, когда я сломала зимой ногу, а немецкий врач сделал мне гипс», — го­ворит моя собеседница.

Из истории мы помним, что 3 ноя­бря 1942 года Гиммлер издал приказ об отправке на работу в Германию жи­телей захваченных территорий. В этом же 1942 году всех жителей Жуково и ещё двух рядом лежащих деревень (и взрослых, и детей) погнали, как скот, в Германию. Перед уходом деревня пы­лала огнём, немцы сожгли все дома. Шли пешком, не мылись, спали под ку­стами. Когда дошли до Латвии, была уже зима. По дороге было всё: и рас­стреливали людей, и они сами умира­ли. А достигнув Литвы, всех погрузили в угольные вагоны и повезли дальше. Куда?.. Никто не знал.

- Был момент, когда железнодо­рожный состав попал под обстрел, много людей погибло, особенно из тех, кто побежал в поле, — рассказывает На­талья Михайловна. — Нас же папа взял всех за руки, и мы побежали к одному домику. Сели на крыльцо. В это время бомба попала в дом, а мы, по счастли­вой случайности, остались живы. У нас у всех были за плечами котомочки с но­сочками, чулочками, обувью, и у каждо­го было по иконочке…

Признаюсь, воспоминания моей героине дались с трудом. То и дело она переставала говорить и начинала пла­кать. К концу нашей беседы её глаза были припухшими от слёз.

- Когда довезли до Германии, всех расформировали: кого куда, — продол­жает рассказ она. — Нашу семью повез­ли на машине в г.Бад, расположенный на границе Германии и Чехии. Когда я смотрела фильм «Семнадцать мгнове­ний весны», то узнала то место, когда Штирлиц вёз пастора в Чехословакию через этот городок. Тот же сосновый бор, маленькие домики…

Гнали их сюда немцы целый год.

- На дворе была уже осень 1943 года. Содержались в трудовом лаге­ре, в бараках, за колючей проволо­кой под охраной и самих немцев, и овчарок… Каждый день взрослых вы­возили на работу на железную дорогу, а дети оставались в лагере, — вспоми­нала моя собеседница. — Кто был пошу­стрее, как я, к примеру, то пролазили под проволокой с территории и ходи­ли по хуторам собирать еду. Кто хлеб давал, кто кусок сала… Я уже говорила по-немецки. Могли убить? Конечно! Но как-то Бог миловал…

Кормили ли их немцы? И чем?

- У них была для нас кухня. Кормили супами перловыми и кашей-перловкой.

День Победы Наташа с семьей встретила в этом лагере. Узнав о по­беде русских, немцы в один день сбе­жали из лагеря.

- Мы боялись, что немцы начнут бомбить лагерь и ушли к речке в боль­шую бетонную трубу. Помню осень 45-го. Пришли американские солда­ты. Предложили желающим остаться в Германии. Многие остались. Папе тоже предлагали поселиться в двухэтажном брошенном доме, но он сказал: «Только домой, на родину!» — вспоминает Ната­лья Михайловна. — Повезли нас амери­канцы домой. По дороге кормили од­ной пшенной кашей на воде. Привезли в Великие Луки. До своей деревни мы шли пешком 75 километров. Кроме се­мьи полицая, в Жуково не было ни од­ного человека (потом его арестовали и увезли). Жили в землянке.

Наталья Михайловна признаётся, что послевоенное время было не луч­ше военного. Голод, разруха. Ели хлеб из мякины, горький, как полынь…

Весной 1946 года (ей было всего 11 лет) она ездила в Латвию зараба­тывать на хлеб. Пасла коров. Всё зара­ботанное привозила в семью. А в 1949 году уехала совсем в Латвию. Вступила в колхоз, работала на дойке. Не окон­чив ни одного класса, самостоятельно научилась писать и читать. Уже тогда она дала себе зарок: своим будущим детям обязательно даст хорошее об­разование.

В 1952 году отец нашёл свою стар­шую сестру в Иркутской области. И На­таша, продав в Риге заработанное в колхозе зерно и получив за это деньги, едут с папой в Сибирь, в гости. В Мо­скве при переезде с вокзала на вокзал у них украли кошелек с деньгами. Кое-как с 18-тью рублями доехали до ме­ста. Рассказывая об этом случае, моя собеседница снова горько заплакала.

Погостив у сестры, отец уехал до­мой, а дочь осталась в Черемхово (рай­онный центр в Иркутской области). Вы­шла замуж за местного парня. Прожили с Алексеем Александровичем Рубцо­вым они 25 лет (он умер в 1979 году). Замуж больше не выходила. Не имея за плечами ни одного класса образо­вания, 35 лет проработала продавцом, в том числе 20 лет — старшим продав­цом. Одна вырастила детей. Выполни­ла данное самой себе обещание: дала им высшее образование.

Дочь Ольга и сын Алексей окончили Иркутский политехнический институт. Оля с мужем работают на Назаровском разрезе. Она — геологом, Радик — глав­ным маркшейдером. Сын Алексей ра­ботает на НГРЭС, тоже маркшейде­ром. Растут внуки. Так, шестиклассник Алёша бывает у бабушки каждый день.

Наталья Михайловна вот уже 15 лет как живёт в Назарово. Продала свою квартиру в Черемхово и в 2001 году приехала в наш город, ближе к детям. Сейчас живёт одна. Нет, не со­всем одна. Есть Мурзя, большой, пу­шистый кот, который ходит за бабуш­кой просто по пятам. Хозяйка сама без посторонней помощи управляет­ся по дому, ходит по магазинам и дру­гим делам. В доме чисто и уютно. Дети помогли с ремонтом. Выделила день­ги и соцзащита.

18 сентября 2006 года она получи­ла удостоверение (серия У № 002610), установленное для бывших несовер­шеннолетних узников фашистских лагерей, гетто и других мест прину­дительного содержания, созданных фашистами и их союзниками в период второй мировой войны. Долго писала в разные инстанции, пока не обратилась в международную Службу розыска, ра­ботающую под эгидой Красного Креста в г.Бад-Арользен (Германия). Эта служ­ба документирует данные о жертвах, их свидетельтства в своём архиве, милли­оны документов, собранных в одном месте, которые являются подтверж­дением фашистских злодеяний вто­рой мировой войны и одновременно являются впечатляющим памятником для последующих поколений. В архи­ве 50 миллионов страниц со сведени­ями об узниках концлагерей и гетто, а также с именами 17 миллионов жертв гитлеровского режима.

Ответ на запрос Наталье Михай­ловне пришёл в 2003 году с такой за­писью: «В результате проверки архив­ных материалов второй мировой войны удалось получить следующие данные: Наталья Михайловна Иванова была за­регистрирована в Германии».

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

96