Меню
12+

Интернет-сайт газеты г. Назарово и Назаровского района «Советское Причулымье»

Красноярский край/г. Назарово
14 августа 2018, вт 2018.08.14 21:14:12
12+

Советское Причулымье

Советское Причулымье

1805

Колонка редактора

Когда дети дома

Много ли вы знаете семей, где детские голоса не умолкают на протяжении всей жизни? Где заботой, участи­ем, неустанным вниманием согреты не только свои дети, но и приёмные, с лихвой пострадавшие и повидавшие в своём недетском детстве. Мало таких семей. Но они есть. Нам в назидание — как жизнь прожить не зря. Про любовь в таких семьях говорят редко или вовсе не говорят, в них жалеют друг друга, сопереживают, 24 часа в сту­ки несут ответственность за «малых сих», которым кровные родители сподобились дать только жизнь. Однако без любви в сердце дела милосердия не случаются. И груз ответственности помогает нести именно любовь. Простая, земная, которая и проявляется просто — жалеть, сострадать, желать доброго, лучшего для ближнего.

...Первого в семью Харитоно­вы взяли Федю. Мальчик, всего-то восьми лет, скитался, бежал из своего дома от побоев, как за­гнанный зверёк, искал убежище, прятался, где Бог даст, в сарае, в стайке, летом проще — под ку­стом... Часто подкармливала со­седского парнишку Лидия Фри­дриховна. Посоветовалась с му­жем, и однажды Федя услышал долгожданный вопрос: "Будешь у нас жить?" "Буду!" — какие тут раздумья? Всё его "наследство" было джинсы да кеды рваные. Документы оформили потом уже. Родственники быстро всё нужное подписали, отказались от сыниш­ки. Отмыли, одели, обули Федю, и снова в доме появился детский голосок, а жизнь для Харитоновых обрела смысл. Свои двое сыно­вей — Женя и Юрий — к тому вре­мени уже повзрослевшие, дома бывали редко. Это случилось в 2001-м. "Так сложилось уж", — го­ворит Лидия Фридриховна. Как? Домысливала я уже сама. Не­счастному ребёнку сочувствовали на словах многие соседи, шанс поступить по-человечески, про­явить милосердие было у всех, кто видел страдания Феди. На деле пожалели только Харитоновы.

Потом и вовсе весело стало в доме. Один за другим в семье ста­ли появляться детки, в основном подростки, хлебнувшие горя, с которыми совсем не просто было найти общий язык, подружиться. Ожесточённые, разуверившиеся в людях они приживались у Хари­тоновых. И дом на окраине села, смотрящий в простор лугов, боль­шой, снаружи яркий и весёлый, современный, становился для них родным. В этом доме вслед за Федей росли и взрослели, по­лучая твёрдое хозяйское мужское воспитание, материнскую забо­ту и тепло, Толик, братья Вадим и Данила, 14-летним, трудным подростком, пришёл Костя. А не­сколько лет назад появились в семье сёстры Алена и Юля, тогда им было по 9 и 10 лет, с тяжёлыми судьбами и наследственностью.

Сегодня их не узнать. Обыч­ные любознательные, лёгкие на ногу девчонки. Помощницы. Они-то деловито, с удовольствием и порассказали о жизни в красивом доме Харитоновых, где за поряд­ком теперь они следят все вместе, где много чего было сделано и благоустроено в своё время по­взрослевшими сыновьями вме­сте с отцом Александром Павло­вичем, у которого в руках любое дело спорилось, а день трудовой с утра до ночи длился. Дом — око­ло ста квадратов. Пять комнат, в просторной ванной комнате — ду­шевая, в пристройке — кочегарка и большая летняя веранда. Чистота начинается от входа в дом, уютно, со вкусом обустроен каждый уго­лок, каждая комната. И практиче­ски везде присутствует детский мир — игрушки, рисунки, весёлые картинки. В субботу — большая ге­неральная уборка. Приучены были чистоту в доме поддерживать, варить и парни. Кто пол моет, кто хлопает половики, кто на кухне. По хозяйству тоже всем обязан­ностей и дел хватает. Обычная для села история: корова, бычки, поросята, бараны, сто бройлеров (!) — в большой семье как иначе? Александр Павлович сейчас, по­сле инсульта, немного ограничен в движениях. Ребята приезжают, приходят (кто-то в Назарово жи­вёт, кто-то здесь, в Сереже), по­могают.

Недавно вернулся со службы в армии Вадим, гостит у бабуш­ки с дедушкой внук Андрей. За­горелые, крепкие, подвижные, они забежали в дом с летнего жара (прибирались в курятни­ке) и присоединились к нашей беседе. Александр Павлович немногословен, Лидия Фридри­ховна сдержанна в разговоре, а вот хорошенькие, непоседливые сестрёнки, сначала стеснялись, потом с гордостью уже рассказы­вали, какие они хозяюшки и чему уже научились. Варить, белить, в доме прибираться — легко! А ещё Алёна с лёгкостью управляется с сепаратором, знает, в отличие от многих сельских девчонок, как из молока получается сметана, а из сметаны — масло...

Односельчане по-разному от­носятся к зажиточным многодет­ным Харитоновым. Некоторые с душой, понимают, сколько боль­ше не физического, а душевного труда нужно положить на алтарь большой семьи, забыть свои лич­ные запросы интересы, и день и ночь жить заботами о ближних. Другие считают, что ищут они вы­годы, корыстны в своих побуж­дениях и поступках — хозяйство большое, работники нужны. Как на самом деле? Все наши дела, поступки, помыслы ведомы толь­ко Богу. Он оценит и Он рассудит в мире ином. А пока с благодарно­стью принимают Харитоновы всё, что даётся им. Испытания, труд­ности, детей. Трудятся не покла­дая рук. Большая семья — для них образ жизни, наверное, душевная потребность, родительское бла­гословение. Оба выросли в мно­годетных трудолюбивых семьях. Местные, сережские, вместе уже 42 года.

История их любви и жизни простая, как у многих. Она училась в 10 классе, он пришёл из армии. Влюбились. Он ждал, пока она за­кончит школу. "Киношными", по­жалуй, были романтические про­гулки на лодке по Сережу тёплыми парными вечерами в июле. До­ждался, поженились. Пришлось опять ждать — уехала на учёбу. По­том пошли дети и учёбу пришлось оставить. Только когда сыновья подросли, Лидия Фридриховна выучилась в Ачинском техникуме на бухгалтера. А Александр Пав­лович работал трактористом. Не было минуты, чтобы сомневались в своих чувствах друг к другу. Влю­блённость оказалась любовью на всю жизнь. А как строить семью и что в ней главное, научили роди­тели и помогла любовь. Терпение, понимание, верность, предан­ность, друг за друга горой в горе и радости — в этом супруги Хари­тоновы солидарны и по сей день. Чтобы в доме ни случилось — беда ли, радостное событие — звонят детям. И сыновья, и невестки спе­шат в родительский дом. Теперь уже они во всём опора. В беседке, что стоит в цветущем, ухоженном саду (цветов здесь везде много! — в огороде, во дворе, за оградой) за основательным большим сто­лом, бывает, собирается двадцать понимающих друг друга, дорогих, близких людей. Чаще случается такое на день рождения отца и матери.

- С детьми мы живём, а без детей... Пусто в доме. Для чего жить? — Без всяких мудроствова­ний, без высоких слов про любовь рассуждает Лидия Фридриховна.

Между тем всё от любви. От любви большие дружные семьи, сострадание и забота о ближних, сопереживание бедам, радость о благополучии и успехах дорогих людей. Простая земная любовь проявляется в простых, красивых, добрых человеческих чувствах, она связана с вечностью и уходит в вечность. Она не проходит, это вневременное и внепростран­ственное свойство. И счастлив тот, кто им обладает.

Сложных девчонок дал Бог Харитоновым, уж и здоровья по­меньше, и сил. Однако есть в их семье всепобеждающая, главная сила. А значит, будут ещё поводы порадоваться за Юлю и Алёну.

Елена МАРТЬЯНОВА

Комментарии (1)

  • olganiko, 11.02.2016 15:58 #

    Какую важную, нужную тему вы затронули Елена Евграфовна! спасибо, что напомнили о главном векторе нашего развития — о добре, милосердии, чуткости друг к другу. Пусть живительное ваше слово наполнит добрыми действиями сердца ваших читателей. не хлебом единым жив русский человек... И вас храни Господи!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.