Меню
12+

Интернет-сайт газеты г. Назарово и Назаровского района «Советское Причулымье»

Красноярский край/г. Назарово
19 декабря 2018, ср 2018.12.19 12:46:31
12+

Советское Причулымье

Советское Причулымье

15

Быть хозяином

 Не скажу, что сердце моё сгорает от огромной и вечной любви к Назарово. Но это мой родной город, в который хочется возвращаться после дальних странствий, — один из немногих, которые я люблю. На моих глазах он менялся и за последние десятилетиедва стал благоустроеннее, уютнее, зеленее. Конечно, государственная политика, местные власти здесь не последняя скрипка. Но важнее, пожалуй, перемены в сознании нас, граждан новой демократической России. В 90-х прошлого столетия изменился государственный строй, идеология, из социализма страна шагнула в демокра­тию, рыночные отношения. За 25 лет изменились и мы. Можно долго спорить: в лучшую или худшую сторону перемены и, как всегда, найти массу плюсов и минусов в действующем мироустройстве. Но один из таких положительных моментов, на мой взгляд, очевиден: в сознании, менталитете россиян всё глубже укореняется чувство свободы, чувство хозяина, а следовательно, — ответственности. Пусть медленно, но здоровая часть нашего общества меняется. А значит, мы становимся способными менять и мир вокруг себя, быть ответственными за происходящее в обществе.

Конечно, не всё так идеаль­но, как теоретически хочется, практически — через тернии. За примерами далеко ходить не надо. Вот он, наш город, — "уго­лок России, отчий дом". Ка­залось бы, чего проще? Эле­ментарные вещи — соблюдать чистоту на улицах, во дворах, сделать мир вокруг себя краси­вым, беречь эту красоту и уют. И говорить-то об этом стоит ли? Да, для кого-то это само собой разумеющееся дело — украсить место, где живёшь, не мусорить, не ломать растения, деревья. Для иного гражданина раз плю­нуть — наплевать, загадить, по­ломать и т.д. Нет-нет, да и встре­тишь в кустах пакет с мусором, коровьи лепёшки в центре го­рода, явно не ветром поломан­ные кусты, не от молнии заго­ревшуюся траву. Несколько лет подряд возле редакции мы под­саживаем липки. Саженцы хлю­пенькие, и так ухода требуют, а их ещё то поломают, то вырвут. Зачем, спрашивается? Какая такая "великая" мысль двигает руку этого невежи? Почему мы не хотим себя чувствовать хозя­евами в городе, в доме, где жи­вём, работаем? Почему как вре­менные пришельцы, как гости невежественные? В таких слу­чаях вспоминается известное, ставшее крылатым, выражение булгаковского профессора Пре­ображенского: «...Разруха не в клозетах, а в головах». В образе Филиппа Филипповича отраз­илась мысль Булгакова о том, что человек имеет право на лич­ную частную жизнь. Мало того, эта частная жизнь должна стать выше общественной. Именно на ней зиждется ответствен­ность каждого за то, что проис­ходит в мире. Если же нет частной жизни, да ещё нет и частной собственности, то, по Булгако­ву, пропадает и всякая ответ­ственность за происходящее в обществе. Всё подменяется «ответственностью коллектив­ной», другими словами — массо­вой безответственностью. "Со­бачье сердце" Булгаков написал в 1925 году, но очень долго по­весть значилась в списке запре­щённой литературы, и только в 90-х массовый читатель увидел и оценил знаменитое произве­дение. Да, крамольные мыс­ли М.А.Булгакова ну никак не вписывались в идеологию страны, шагающей в комму­низм. Ещё в начале этого пути автор оказался прозорлив­цем: отсутствие личной жиз­ни, собственного простран­ства, своего дела действует разрушающе на созидатель­ное начало человека. И ока­зался во многом прав. 70 лет из советских людей выбива­ли понятие "собственность". Собственное дело, собствен­ный дом, собственное мне­ние — клеймо врага народа обеспечено. Всё было наше — колхозы, коммуны и т.д. НЭП стала лишь недолгой сказ­кой про свободную личную и частную жизнь. В начале 20-х годов прошлого века, после Гражданской войны, стра­на лежала буквально в руи­нах (объёмы только сельхоз­производства упали на 40%!). Руководство СССР понимало, что без новой экономической политики разруху не преодо­леть. НЭП предполагала сво­боду предпринимательства и торговли, выход на внеш­ний рынок и даже привлече­ние иностранного капитала. К концу 20-х годов (в уникаль­но короткие сроки!) НЭП оз­доровила экономику. И сно­ва Советы "закрутили гайки" под коммунизм. Звание "соб­ственник" (он же кулак, пред­приниматель, спекулянт и т.д.) стало не только руга­тельным и значительно порти­ло репутацию. Всех умеющих трудиться и имеющих что-то своё преследовали, экспро­приировали добришко, раску­лачивали, лишали всех прав, замуровывали в ссылки и ла­геря, или семьями этапирова­ли в Сибирь — в глухие, необ­житые места. Но и в жёстких условиях Сибири генетика работящего, основательно­го хозяина сохранялась. И на новом месте "гонимые" обу­страивались хорошо, на за­висть люмпен-пролетариям и бездельникам.

Спустя годы после смерти моего дорогого папочки, глядя на свою неугомонную 83-лет­нюю мать, начинаю понимать, почему мы, дети, все крепкие, выносливые, трудолюбивые, с высоким чувством ответствен­ности. Корни были без гниль­ца. Многодетной семье отца в конце 30-х годов предложи­ли переселиться из Марий­ской АССР в Сибирь, Тасеев­ский район. Семья матери — из местных зажиточных крестьян. Благодаря их трудолюбию в нашем доме всегда всё было. В начале 70-х родители купи­ли ещё и второй дом, малень­кий, прежний пришлось пере­писать на бабушку. Два дома, две машины — зажрались?! — противоречило принципу со­циального равенства. Никого тогда не волновало, что че­ловек просто много трудится, профессионал в своей про­фессии (имеет зарплату хо­рошую). А лентяй, бездельник, в силу своей сути, ничего не имеющий, считался нуждаю­щимся. И выделяли всем под­ряд квартиры, машины. Отец всю жизнь работал на грэсов­ской стройке, был хорошим специалистом с высокой зар­платой. Помню, тогда он отка­зался от выделенной ему квар­тиры. Свой дом, свой участок земли, большое подсобное хо­зяйство для моих родителей были важнее. И всё было об­устроено, ухожено, везде по­рядок. В 80-е годы на такую частную собственность вла­сти уже не обращали особого пристального внимания, как раньше. И такие крепкие хозя­ева имели и дома, и квартиры, и машины, и несколько счетов в банке. В начале 90-х случи­лась перестройка, и вот уже 25 лет слово "собственник", "частная собственность" гре­ют душу многим россиянам. Имей, сколько хочешь, только плати подать государству. Ко­нечно, новый строй, государ­ственная политика с лихвой укрепили позиции тех, кто хо­тел иметь и умеет трудиться. И теперь мы все собственники. Кому-то государство подари­ло (всеобщая приватизация) раздаваемые в СССР кварти­ры, кто-то теперь горбатится годами на своё жильё ("лавоч­ка" социальной справедливо­сти закрыта). Лодыри и без­дельники, конечно, и в наше время имеют меньше трудяг. Но, без сомнения, свобода выбора — что хочу иметь, могу иметь, если приложить уси­лия, право на частную жизнь, право на частную собствен­ность, дают в последние не­сколько лет, на мой взгляд, свои первые плоды. И в нашем подрастающем, перестроеч­ном, поколении появляется и укореняется ответственность за происходящее в обществе, за порядок, чистоту и комфорт в пространстве вокруг тебя. Ответственность коллектив­ная для многих россиян — лич­ная ответственность. С каким удовлетворением, гордостью недавно совершенно случай­но наблюдала, как молодой парень, лет 25-30-ти, забот­ливо осматривал деревце в одном из дворов города, по-хозяйски поправляя колышки. Возможно, он его и посадил возле дома, в котором живёт, и даже не забыл про него, бе­режёт. И ведь таких горожан у нас становится всё больше. Прогуляйтесь по городу, по­смотрите, сколько у нас нын­че заботливо оберегаемых саженцев деревьев, сколько цветников во дворах! Это зна­чит, что для многих в понятие "наш" вмещается очень лич­ное понятие "мой": мой дом — мой город — моя страна. Это всё наше и в то же время — моё. Если моё — значит, я тут хозя­ин и лично в ответе за всё, что происходит вокруг. Ну разве не могут радовать такие пе­ремены?

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.