Меню
12+

Интернет-сайт газеты г. Назарово и Назаровского района «Советское Причулымье»

Красноярский край/г. Назарово
19 декабря 2018, ср 2018.12.19 04:41:54
12+

Советское Причулымье

Советское Причулымье

5

О чём спросят внуки

Не хочется думать о плохом, а думается. Пусть звучит банально и, может, пафосно, но за державу обидно, как говорил небезызвест­ный герой из советского кинофиль­ма тов. Сухов. Ехала в Сахапту со смешанным чувством горечи, до­сады, тревоги. Еще лет 10-15 на­зад про Назаровский район гово­рилось и думалось не иначе, как с гордостью. Несмотря на трудные 90-е, когда страна шагнула в ди­кий рынок, в районе работали все десять совхозов, причем большая часть из них давали высокие пока­затели и в животноводстве и в рас­тениеводстве. Еще в 2008-м вало­вой надой был более 200 тыс. тонн (сегодня около 140 тыс.). Во многих хозяйствах строилось жилье, люди ехали к нам из неблагополучных регионов России. Была работа, не впечатляющая, но зарплата. Люди не срывались с насиженных мест в поисках лучшей доли. Временщики, стремящиеся получить быструю вы­году, зашли в район в начале 2000-х. Тогда район потерял Павловское хо­зяйство. Новыми собственниками в то время много говорилось о раз­витии, внедрении новых техноло­гий, волшебных результатах. Люди верили. Потому что мало знали и мало понимали об истинных целях вежливых и внимательных, на пер­вый взгляд, "белых воротничков". Итог доверчивости плачевный. Хо­зяйство разорено. Хорошо тогда Исаев и земли, и техресурсы "под­хватил". В коровниках появились новые "жильцы", земля заработала, а у людей появилась возможность не бросать родные места.

Жесткий передел собственно­сти коснулся тогда и Дороховского, и Владимировского ЗАО. И о славе дороховских полей сегодня помнят только старожилы. Во Владими­ровском еще худо-бедно теплится жизнь.

Передел собственности в райо­не продолжается. В последние не­сколько лет мы — свидетели этого болезненного процесса. Чем дело кончится? Сколько поселений из 60-ти останется на назаровской земле? Какова судьба района, ко­торая слагается из маленьких судеб — людских? Значит, в свою очередь, люди — и те, кто у власти, и те, кто растит хлеб, — в ответе за будущее района, степень ответственности только разная. Спрос всегда боль­ше с того, кому больше дано, — де­нег, власти, ума, мудрости. Мно­го имеющему и еще прибавится. Однако мера ответственности и у больших, и у малых мира земного одна — человечность. Что сделал для блага людей? Служил ли ближнему как самому себе?

...Поводом для командировки в Сахапту и Подсосное стали не­радостные сообщения с мест. В Сахапте из мастерских все расход­ные материалы вывезены в Верхний Ададым, люди увольняются из-за маленьких зарплат. В Подсосном — половина работающих в ЗАО в одночасье превратились в безра­ботных.

Поездка случилась в разгар по­севной, 31 мая. Черные полосы за­сеянной земли терялись в зеленею­щих перелесках. Красиво. Широко. Много. Проехали Сереуль. Слепые окна ветшающих коровников еще раз напомнили, что уже несколь­ко лет они пустуют. И тут все чаще стали попадаться серые, безжиз­ненные поля с прошлогодней стер­ней. Не война, кажется, а зрелище удручает. Нынче в районе, кстати, посевные площади планируются около 140 тыс. га, из них 88 тыс. га — зерновые (всегда за сотню было). В 1998 году засевали около 150 тыс. га, в 2008 -м — 165 тыс. га. Где эти тысячи?..

День выдался серый, ветреный. В Подсосном на "конторе" (в этом новом здании уже несколько лет располагается и сельсовет, и ЗАО) развевается флаг "Сибиряка". "Си­биряк" — известная красноярская строительная компания, руковод­ство которой лет пять назад реши­ло заняться сельским хозяйством в Назаровском районе. В состав АО "Агрохолдинг "Сибиряк" в 2015-м вошли ЗАО "Краснополянское", "Сахаптинское" и "Ададымское". После вынужденного банкротства ЗАО "Подсосенское" в октябре 2017-го, "Сибиряк" арендовал дви­жимое и недвижимое имущество ЗАО. Работники хозяйства, около 300 человек, в январе 2018-го полу­чили уведомление об увольнении в связи с ликвидацией предприятия, в марте были уволены, часть из них тут же была принята на работу в "Сибиряк". Тем временем внешний управляющий посчитал эффектив­ным для "оздоровления" ситуации коров в Селедково (2 коровника) и в Скоробогатово (1 коровник) пустить на мясо, чтобы выплатить первооче­редные долги — по налогам и зарпла­те (задолженность была несколько месяцев). Теперь в Скоробогатово и Селедково коровники пустые, из 1 476 коров осталось 994 (а районное стадо за последние 10 лет убави­лось на 2 745! ).

В конторе управляющего отде­лением "Сибиряка" Данилу Волкова встретить не удалось. А в гаражах застала несколько водителей — ре­монтировались, остальные были в поле, по словам работников, в тот день на севе работали несколь­ко посевных комплексов. О своем житье-бытье рассказывали Алек­сандр, Николай и Юрий сдержан­но, слишком всё еще непонятно, а верить хочется в лучшее... Здесь корни, семьи, сниматься с места не так-то просто.

- А куда деваться? Работать надо, семьи за нами. И так 2 меся­ца из-за банкротства не работали. Зарплата сейчас небольшая, око­ло 15 тыс. руб. Раньше, конечно, больше получали, за уборочную по 60 — 70 тыс. А если вспомнить, как при Агапове работали, как будто из сказки воспоминания, около 700 человек тогда было... — рассуждения у подсосенцев простые, житейские. О главном.

И мысли, и вопросы по ночам не дают спать, кажется, и простые, а ответы на них найти сложно. Что ответить детям, внукам, когда спро­сят, почему плохо живем, почему некогда процветающее хозяйство ушло в небытиё? Почему из деревни бегут люди?

По словам сельчан, приняли по­сле ликвидации ЗАО далеко не всех. Кто-то по вахтам теперь ездит, кто-то — в центре занятости пока. До­ярок сократили, но зарплата у них теперь 35-40 тыс., против 25-30 тыс. раньше. Но и работают они на из­нос, когда спать успевают? Около 6 тыс. га нынче планируется посеять, в прошлом году было около 13-ти. В Скоробогатово, Селедково была сохранена и сейчас пока действует вся инфраструктура, обеспечиваю­щая качество жизни сельчан: ФАП, школа, клуб, магазин. Скоробога­тово и Селедково уже без животно­водства. Молодежь начнет уезжать. Закроется школа в первую очередь, клуб и т.д. Известная история разо­рения русской деревни. В Шипи­ловке (Красносопкинская террито­рия) сегодня живет семь человек. Когда-то было 500 на пяти улицах, в 2001 — 40, в 2008-м — 20, тогда закры­ли школу. В марте этого года, нака­нуне выборов президента, сгорел последний островок цивилизации — ФАП. Процедура банкротства ЗАО "Круторярское", которое обеспечи­вало работой, еще продолжается. В январе 2016-го там еще было око­ло 1 000 коров, к началу 2018-го не осталось ни одной. Хорошо, коров­ники и часть земли выкупило ЗАО "Назаровское", повезло кому-то из крутоярцев, работают там.

...В сахаптинских гаражах меня встретили охранник (ездит из го­рода), собаки и сварщик Михаил. В зимние месяцы, по его словам, он получал по 2 тыс., за апрель — 8 тыс. рублей. В мастерских работа­ют сейчас около 20 человек. Мно­гие уволились сами, не устроила зарплата.

- Может, лодыри? Работать не хотели? — спрашиваю.

Михаил только грустно и много­значительно улыбнулся.

Закрытие коровника в Холме — вопрос времени. Там всегда было много пьющего народа. Неужели сегодня всё так печально, что до­ярок приходится в Холму привозить из Сахапты? Конечно, неэкономно, даже не по-хозяйски так-то.

Об этом — об оптимизации про­изводства, сокращении расходов — в основном и говорили, когда по­сле моей нерадостной поездки мы встретились с Сергеем Евсеенко, директором агрохолдинга, и Вла­димиром Ищенко, заместителем по сельскому хозяйству Владимира Егорова, владельца строительной компании "Сибиряк".

Владимира Петровича знаю давно. В трудные 90-е, когда он был директором ЗАО "Крутоярское", хозяйство было одним из лучших в районе, сохранялось производство, в хаотичных условиях рынка даже появилась своя переработка мяса. Умелый, дальновидный хозяйствен­ник и управленец, односельчане его уважали. У меня и сегодня теплится надежда, что против совести и про­тив людей он работать не должен. Думаю, честен и откровенен он был, когда комментировал ситуацию в "Агрохолдинге "Сибиряк".

- Егорову спасибо надо сказать, что в 2013-м согласился взять эти неперспективные хозяйства, пове­рил, что отдача будет. Егоров — пред­приниматель, ему нужна прибыль. Не будет прибыли, и агрохолдинга не будет. Пять лет только вклады­вается в сельское хозяйство, пять лет — убытки. Если бы пять лет на­зад были такие цены, как сейчас, у меня не было бы аргументов для "Сибиряка". В 2013-м молоко сто­ило 23 рубля, сейчас — 16, упала цена на мясо. А цены на удобрения, электроэнергию выросли в два раза. В апреле Медведевым подписано постановление правительства РФ о минимальных закупочных ценах на зерно. Пшеница IV класса — 6 900 руб., а её себестоимость по краю — в среднем 8 тысяч. Поддержка сель­хозпроизводителя в Европе — 400 евро на га. А у нас? 250 руб. Если не изменятся экономические условия, политика государства, сельского хо­зяйства в России не будет, — считает Владимир Петрович.

Прогнозы неутешительные. Од­нако стоит не забывать, что дело это неблагодарное. Редко оправдыва­ются. Лет 25, точно, мы слышим из разных источников что-то подобное о судьбе крестьянина и сельского хозяйства в России. И едим до сих пор свое, российское, мясо, масло, молоко. Еще и выбираем. Выбор есть даже в нашем городе. Кроме ЗАО "Назаровское", зашли к нам "Солгонское", "Искра", юргинская продукция. Теперь они думают о качестве и конкурентоспособности своего продукта, при этом люди в большинстве из них получают до­стойную зарплату. Никогда не забу­ду, как случай свел меня с дояркой на пенсии из Малого Имыша (это ЗАО "Искра" Ужурского района) Софьей Павловной, и, как сказку, слушали мы её рассказ о том, что до Ужура (60 км) ребята из Имыша могут съездить на такси в магазин, а за уборочную механизаторы по­лучают по 150-200 тыс. рублей. Да, требования высокие, дисциплина, работать с полной отдачей надо, но за работу люди держатся. А оптими­зация производства при эффектив­ной экономической политике пред­приятия в условиях рынка неизбеж­на. Сокращения были зимой и в ЗАО "Назаровское", на 12-м отделении (Павловка), но людей готовы были принять на животноводстве (из от­вета В.А.Исаева на запрос редак­ции). Было бы желание работать.

Рыночная экономика всегда, во все времена, и везде диктует жест­кие условия. И для производителя, работодателя, и для работника. Но мерилом всех дел человека,по большому счету, особенно к концу жизни, когда Богу душу приходит время отдавать, всегда на Руси была человечность, человеческое отношение к ближнему. А как по­нять нужды и заботы крестьянина, если ты далеко стоишь от них? Дру­гие запросы и ценности имеешь. У скольких временщиков, когда-то за­шедших в Назаровский район, есть домик с видом на деревню, корни в селе? Кто из них знает, насколько тяжел крестьянский труд? А не зна­ет, значит, и почувствовать не может. Деревня — это образ мыслей, образ жизни, русский менталитет. Серд­цем понимать и чувствовать нужды сельчан может только выходец из крестьян. А значит, и судьбу дерев­ни, и ответственность за будущее села разделить с ними. Когда слу­жишь людям и их благу, и себе, и на вопросы внуков — что доброго сде­лано за жизнь? — отвечать на исходе жизни земной будет гораздо легче.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.