Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Назарово
19 апреля, пн
-5°
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Назарово
19 апреля, пн
-5°

До последнего солдата

21 апреля 2017
0

 Есть известное изречение «Война не закончена, пока

не похоронен последний солдат». Специалисты уверяют, что воплощать в реальность эти слова нам придется еще очень долго, хотя сотни поисковых отрядов работают

в России, открыты архивыу нас и за рубежом

 

 Видимо, мы не до конца пред­ставляем – и вряд ли представим –

истинный масштаб самой крово­пролитной в истории войны, на которой погибли десятки мил­лионов, и часто погибали так, что следа не оставалось. Постоянно нам сообщают о том, что еще одно имя установлено, еще од­ним пропавшим без вести стало меньше, но масштабы потерь на­столько огромны, что до того са­мого «последнего солдата» нам еще идти и идти. Остается только одно – каждый день делать хотя бы маленький шаг вперед.

Для начала – вроде бы обыч­ная история. Жительница Крас­ноярска Мария Никитична Кузне­цова нашла могилу своего отца.

– Сначала обратилась в во­енкомат Центрального района, но там меня отфутболили, – рас­сказывает она. – У меня оста­лась копия папиной похоронки, в ней указано, что пришла она из Орловской области. Эту копию вместе с письмом я отослала в администрацию Орла – и, пред­ставляете, там очень хорошо ко мне отнеслись, прислали схему захоронения на семи страницах, с подробным объяснением, как добраться до братской могилы. Звали папу Никита Ефимович Коньшин, 1910 года рождения, работал он трактористом в Ры­бинском районе. Призван в июле 41-го года, как раз после того, как моя сестра родилась. Мама рассказывала, по его письмам, что он в одиночку в тыл за язы­ком ходил. Характер у отца был крепкий, бойцовский. Погиб он в апреле 43-го года по нелепой случайности – готовился к оче­редному рейду в тыл врага, про­верял оружие, и граната в руках взорвалась…

В октябре прошлого года я по­бывала там, где папа похоронен. Встретили очень хорошо, глава сельского поселения и бывший председатель сельсовета про­водили до могилы, рассказали, как здесь бои проходили. Память о войне там хранят, передают из поколения в поколение. После этого я прочитала книгу венгер­ского писателя, который в тех ме­стах воевал. Он рассказывал, что погнали их, когда пришли подраз­деления из Сибири, сильные, хо­рошо одетые, вооруженные, и как немцы подставляли сначала под удар венгров, румын, и те умира­ли, как мухи, а потом только сами шли в бой.

В списках не значился

Бесследно исчезнуть на той войне было бесконечное число возможностей. На первый взгляд, самая очевидная – когда даже останков человека не найдешь, потому что их, по сути, нет. После американских бомбардиро­вок Токио, Дрездена, Хиросимы и Нагасаки пропавшие без вести исчислялись десятками тысяч, потому что огненный смерч (это не метафора, а обозначение фи­зического явления) и темпера­тура от пожаров, превышавшая тысячу градусов, в буквальном смысле превращали людей в пепел. В подавляющем боль­шинстве это было гражданское население. Казалось бы, армия –

другое дело. Там любой человек учтен, после каждого боя под­считываются потери. (Поэтому официальная цифра военных потерь СССР смотрится болееменее точной – 8 886 400 чело­век – на фоне приблизительных 27 миллионов общих потерь:

т. е. на одного погибшего военно­го приходилось более трех мир­ных жителей.)

На самом деле строгий ар­мейский учет дает сбои, а на та­кой войне – сбои масштабные. В первый год войны попадали в окружение и уничтожались целые полки вместе со штабами и архи­вами. Армии попадали в плен, ты­сячи солдат исчезали на чужбине бесследно. Коллизия, описанная в известной повести Бориса Ва­сильева «В списках не значился», происходила с ротами, полками. Например, маршевое подраз­деление – т. е. временно сфор­мированное из личного состава запасных частей для пополнения действующей армии – по пути на передовую попадает под бом­бежку, гибнет почти полностью. В итоге – люди сняты с довольствия в своих частях, а до других не до­брались. По документам они ни­где не значатся. Конечно, имена погибших иногда удавалось вос­становить, но далеко не всегда. А что касается документов, «смерт­ных» патронов, где хранились за­писки с именем и адресом бойца, то это зацепка важная, но по по­нятным причинам не самая на­дежная. Тем более в наше время каждая такая находка – большая редкость, о которой рассказыва­ют всей стране.

Интернет и архивы

В последние годы возможно­сти отыскать, где похоронен по­гибший солдат, прояснить судьбу пропавшего без вести несравни­мы с теми, что были полтора-два десятка лет назад. Документы, хранящиеся в архивах – россий­ских и зарубежных, – переводят­ся в цифровой формат. (Согласно обобщенной базе данных «Мемо­риал», оцифровано 17 миллионов копий документов о потерях, од­нако существенная часть архивов ждет своей очереди.)

Интернет позволяет опера­тивно обмениваться информа­цией. Но все равно поиск погиб­шего или пропавшего без вести солдата похож на сложнейшее расследование, в котором любая деталь играет важную, а иногда решающую роль.

Не так давно СМИ сообщили о том, что «Поисковое движе­ние России» запускает проект «Судьба солдата». По словам руководителя движения, члена Общественной палаты РФ Еле­ны Цунаевой, проект призван помочь людям отыскать своих родственников, без вести про­павших во время Великой Отече­ственной войны. У проекта два основных направления – научноисследовательское, то есть соб­ственно поиск пропавших, и про­светительское.

– Главная наша задача – дать людям понять: если они прило­жат максимум усилий, то смо­гут самостоятельно разыскать родственников, пропавших без вести во время Великой Отече­ственной, – сказала Елена Цу­наева в интервью «АиФ». – Бы­вают, конечно, сложные случаи, в которых без профессиональной помощи не обойтись, но зача­стую человеку достаточно просто знать о том, что банки с цифро­выми документами существуют. В рамках проекта «Судьба сол­дата» проводится сбор заявок. Во время памятных дат, таких как День защитника Отечества, День памяти и скорби, День Не­известного Солдата, в крупных городах России действуют обще­ственные приемные «Поискового движения России». Через них все желающие могут оставить свой запрос на розыск солдата. Для тех же, кто живет в отдаленных населенных пунктах без Интер­нета и возможности выбраться в приемную, поисковики проводят специальные выезды по сбору заявок и документов.

Поисковики используют в ра­боте все основные источники ин­формации – портал Минобороны «Память народа», где собраны все документы по безвозврат­ным потерям и журналы боевых действий, архив МО РФ, Рос­сийский государственный воен­ный архив, Военно-медицинский музей Санкт-Петербурга, Рос­сийский государственный архив социально-политической исто­рии, где можно добыть информа­цию по подпольщикам и партиза­нам, Государственный военный архив по награждениям. Налаже­но взаимодействие с коллегами из Германии, Нидерландов, Поль­ши и других стран, где также есть архивные базы данных. Помога­ют в поиске региональные архи­вы. В частности, Елена Цунаева приводит пример новосибирских поисковиков, сумевших по госпитальным спискам установить имена нескольких военнослужа­щих, считавшихся пропавшими без вести.

Как и где искать

Поскольку речь шла о проекте «Поискового движения России», следует зайти на сайт организа­ции, найти сервис «Установить судьбу солдата», а дальше уже действовать согласно инструкции.

Также можно обратиться к региональным представителям «Движения» – там дадут совет, что нужно делать, а при необхо­димости помогут тем, кто не зна­ком даже с азами компьютерной грамотности. Координаты регио­налов также можно найти на сай­те либо разузнать их на странице «Движения» «ВКонтакте».

Куда важнее собрать как мож­но больше данных о человеке, которого вы ищете. Обязательно фамилия, имя, отчество и место призыва. Но и любые другие, даже, казалось бы, самые незна­чительные сведения могут сы­грать значительную роль в поиске – письма, адрес полевой почты, финансовые документы, справки и пр. Кстати, поисковики, вопре­ки общему мнению, не считают принципиально важным портрет пропавшего без вести. Фотогра­фии прилагались только к личным делам офицерского состава, к тому же сличать изображения – дело не самое эффективное. Куда более значимой зацепкой может оказаться не лицо, а награда, по­павшая на снимок, детали формы – петлицы, погоны, головной убор.

Еще один важный момент – если не получается найти нуж­ного вам человека, специалисты советуют набрать несколько ва­риантов фамилии (например, Симонов – Симанов), отчества (Никитич – Никитович), посколь­ку писарь мог ошибиться, и из-за одной буквы поиск может пойти в неверном направлении. Наконец, общий совет – быть терпеливым и упорным.

Ниже мы приводим электрон­ные и почтовые адреса, которые могут пригодиться тем, кто ра­зыскивает без вести пропавших на войне.

 Согласно обобщенной базе данныхМемориал”, оцифровано

17 миллионов копий документов

о потерях, однако существенная часть архивов ждет своей очереди

 

НАША СПРАВКА

 «Поисковое движение

России»: rf-poisk.ru

4 «Память народа»: www.pamyat-naroda.ru

4 Обобщенная база данных

«Мемориал»: www.obd-memorial.ru

4 Всероссийский информаци-

онно-поисковый центр

«Отечество»: v-ipc.ru

4 Центральный архив

Министерства обороны РФ:

142100, Московская область,

г.Подольск, ул. Кирова, 74

Филиал военно-медицинских

документов ЦАМО РФ:

191180, г. Санкт-Петербург,

Лазаретный пер., 2 (здесь

можно получить сведения

о ранениях. Писать туда стоит,

даже если нет информации,

имел ли разыскиваемый

ранения, – ваш родственник

мог просто умолчать об этом)

4 Центральный военно-

морской архив МО РФ:

188300, Ленинградская область,

г. Гатчина, Красноармейский

проспект, 2, тел. 8 (81371)

9‑48‑81 (сведения о судьбе

военнослужащих частей

Военно-Морского Флота, в том

числе и береговой обороны)

4 Центр розыска и информации

Российского общества

Красного Креста: 107031,

Россия, г. Москва, ул. Кузнецкий

Мост, 18/7, тел. 8 (495) 621‑71‑75

(здесь можно проверить

предположение о том, что

разыскиваемый мог попасть

в плен)

4 Государственный архив

Российской Федерации:

119435, г. Москва,

ул. Большая Пироговская, 17,

тел. 8 (495) 580‑88-41

4 Управление ФСБ РФ

по довоенному месту

жительства и месту рождения

разыскиваемого

4 Военкомат по месту призыва

разыскиваемого

 

Редакция

Картина дня