Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Назарово
17 апреля, сб
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Назарово
17 апреля, сб

«Многих уже нет. А я жива...»

5 мая 2016
0

Следуя традиции, ближе ко Дню Победы, мы всегда пишем серию материалов о ветеранах Великой Отече­ственной войны. С каждым годом это делать всё слож­нее и сложнее: одни безвоз­вратно уходят от нас, дру­гим проблемы со здоровьем уже не позволяют прини­мать гостей. Тем приятнее становится на душе, когда в списке фамилий и адресов отыскивается человек, кото­рый готов рассказать о со­бытиях 1941-1945 годов. Вот, к примеру, в деревне Московка живёт именно такая женщина.

Марии Степановне Архипо­вой в этом году исполнилось уже 93 года. Почти всё это вре­мя прошло в любимой деревне, где она родилась и выросла. Но три с лишним года она провела с оружием в руках, вдали от дома, в составе войск НКВД защищая стратегически важные объекты Советского Союза.

- Когда началась война, мне было 17, — вспоминает она. — В 1942 году, в июле, пришла повест­ка: «Явиться в военкомат к 8 ча­сам утра». Тогда вместе со мной медкомиссию проходили девуш­ки со всего Назаровского рай­она, в возрасте от 18 до 20 лет. Шло распределение, например, первую партию ни в какие войска не взяли, а просто отправили по домам. Я же была в третьей пар­тии, где нас было 17 человек. Нам сказали: «Будете служить в вой­сках НКВД!». А мы стоим и не зна­ем, ни что это за войска такие, ни даже как расшифровывается их название…

Потом было обучение воен­ному делу в Новосибирске. По­сле принятия присяги девушкам доверили оружие, стали учить стрелять. Сначала – на 100 ме­тров в тире, оборудованном под землёй. Затем организовали стрельбище, 4 километра. Спу­стя полгода, когда подготовка была закончена, боец войск НКВД Мария Архипова была направле­на в населённый пункт Иркутск-2 (сейчас больше известен как По­сёлок авиастроителей и считает­ся одним из районов Иркутска), на свой первый стратегический объект. Через год была направ­лена в Новосибирск охранять во­енный аэродром. Так и проходило неспокойное военное время: в ка­раулах, глядя в небо, где то и дело появлялся очередной самолёт. Война – это всегда хаос, а потому зачастую случалась неразбери­ха. Например, на взлетную поло­су на глазах часовых приземлял­ся немецкий самолёт, в котором на проверку оказывались наши лётчики (кто-то сейчас наверняка вспомнит сцену из фильма «В бой идут одни старики»). Случалось и наоборот. По всем признакам со­ветский самолёт оказывался под управлением врага. И тогда, поль­зуясь эффектом неожиданности, его орудия несли смерть всем, кто был внизу…

- После новосибирского аэро­дрома нас перебросили в Кеме­рово охранять пороховой завод. Там и встретили конец войны, — вспоминает Мария Степановна. — Но потом, после мая 1945, мы ещё шесть месяцев были на службе – боролись с местной преступно­стью. Ведь за годы войны многих заключённых по разным причинам выпускали из лагерей, в том чис­ле и тех, кто был осуждён пожиз­ненно. А они при этом своё пре­ступное «дело» вовсе не забыли и не оставили. Их называли «чёр­ной кошкой» (это название носила не только банда, известная всем по сериалу «Место встречи изме­нить нельзя», но и множество пре­ступных групп, действовавших в 1944-1945 годах на всей терри­тории СССР. – Прим.авт.). Пом­ню, как ночами мы ходили по двое в патрули. Случалось, ликвидиро­вали преступников. Правда, и они нас тоже убивали, пользовались ножами, в основном. Когда прош­ли эти шесть месяцев, я наконец-то оказалась дома…

После войны жила и работа­ла в родной деревне. Вырасти­ли с мужем пятерых детей. Его, как и двух старших сыновей, уже, к сожалению, нет на этом свете…

- А я вот, видите, живу, — всё по­вторяет Мария Степановна. Кива­ет на своё рукоделие с улыбкой. — До сих пор сама вяжу. Млад­ший сын с женой, вот, вместе со мной в одном доме живут, забо­тятся. Сын, кстати, тоже бывший военный.

В комнате ветерана войны на комоде есть несколько фо­тографий. Одна из них сдела­на во время празднования Дня Победы. Здесь она в небесно- голубой форме с орденами, в компании других ветеранов-земляков. К 2016 году время не пощадило почти никого из людей на снимке – кто-то умер, кто-то серьёзно болен… Всё это наво­дит на печальные размышления.

Когда-нибудь мы потеряем их всех. Неизбежно, вслед за неу­молимым бегом времени, уйдёт в прошлое поколение, пережившее Великую Отечественную войну. А что останется? Сухие историче­ские хроники, старые чёрно-бе­лые фотографии да газетные ста­тьи, вроде этой. Может ли всё это заменить живого, настоящего че­ловека? Конечно, нет.

А сегодня мы ещё можем лич­но увидеться с теми ветеранами, кто ещё с нами, потомками, спу­стя все эти годы. Проведать лич­но или хотя бы позвонить: «Как вы там, родные наши? Чем вам помочь, как выразить наше ува­жение?». Пусть когда-нибудь мы останемся без вас, одни в этом мире. А пока, пользуясь случаем, со страниц газеты хочется лич­но сказать Марии Степановне и всем ветеранам из Назарово и Назаровского района: «Спасибо вам!». А Марию Степановну мы еще и поздравляем с днем рож­дения, который она отметила со­всем недавно — 29 апреля! С Днем Победы!

Редакция

Картина дня