Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Назарово
21 апреля, ср
-7°
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Назарово
21 апреля, ср
-7°

Роман, длиною в 60 лет

20 мая 2015
0

Неделю назад мы отметили великий праздник — День Победы. А 15 мая календарь напомнил нам вновь о празднике, но уже более скромном — Международном дне семьи. Хотя… здесь можно поспорить. Ведь семья, причём хорошая и крепкая семья, -залог успеха и процветания любого общества. Громко сказано? Да! Но это так!

История, которую я хочу рас­сказать, не придумана мною. Су­пружеская пара, о которой пойдёт речь, имеет конкретную фамилию, имена, отчества и адрес. Познако­милась с супругами Мохнарыло­выми я года полтора назад. Жи­вут они в специальном доме для одиноких престарелых граждан района. В следующем году отме­тят бриллиантовую свадьбу — 60 лет совместной жизни. Дай Бог им здоровья! Эта пожилая супру­жеская пара поразила меня тре­петным вниманием, заботой друг о друге. Казалось, ну не может та­кого быть, в реальной жизни нет идеальных пар — такая любовь бы­вает только в романах и в кино. Но после встречи с ними могу с уве­ренностью сказать: такое бывает, пусть в редких случаях, но — бывает! Валентине Николаевне — 77, Михаилу Платоновичу — 84 года.

Любовь — это не лотерея, в ко­торую, если повезёт, то можно вы­играть. К любви можно прийти, пройдя через определённые ис­пытания. Валентина Николаевна признаётся, что замуж вышла без любви. Это было в начале семей­ной жизни, а потом… Потом она просто влюбилась в него, уже бу­дучи законной женой.

Дело было в п.Зелёная Горка, где Валентина жила с мамой, Зоей Романовной Фисенко, и с млад­шей сестрёнкой (отец погиб на фронте). 31 декабря, 1955 год. Че­рез несколько часов наступит Но­вый год. Молоденькая 19-летняя девчонка ещё и не догадывалась, что он будет для неё особенным. Вечер. Сельский клуб. Картина, как в известной песне: «Стоят девчон­ки, стоят в сторонке…». Валентина пришла на ёлку с подругой Леной.

- Мы стояли «по стенкам», — вспоминает она. — Зашёл незнако­мый парень. Обошёл всех кругом, подошёл к нам. Спросил: «Можно поздороваться?». Постоял. По­том обращается ко мне со слова­ми: «Выходи за меня замуж…». Я в ответ: «Ты с ума сошёл! Неизвест­но откуда заявился и сразу — за­муж…». Лена, подружка, рассме­ялась. А он: «Не надо смеяться. Я хочу жениться…». Мы вышли на улицу, не помню, о чём говорили, но я ему ответила: «Нет!».

Но на этом всё не закон­чилось. Ровно через неделю, 7 января 1956 года, как раз в Рождество, в дом к Фисенко «за­явились» непрошеные гости. Приехал Михаил (тогда ему было уже 25 лет), мать, отец, сестра… Привезли буханку хлеба, бан­ку самогона, кусок сала. Прие­хали сватать. Зоя Романовна — в позу: «Не пущу! Чужая деревня, чужие люди, будут обижать, засту­питься некому…».

 Пока родители разбира­лись», — вспоминает Валентина Николаевна, — Миша подошёл ко мне, обнял и тихонько на ухо говорит: «Иди, Валя, за меня! Я тебя никогда-никогда не обижу». А потом добавил: «Может быть, лет 60 с тобой и проживём…».

Десять лет они прожили с его родителями в одном доме. Ксе­ния Ивановна и Платон Ивано­вич (родители Михаила) были замечательными людьми. Пла­тон Иванович называл свою жену всегда только ласково — «Ксю­ша». Вообще, в семье было ува­жительное отношение друг к другу.

Уважение. С этого слова, на­верное, и начинается семья. Оно основано на безусловном при­знании достоинств другого че­ловека.

- Я полюбила Михаила благо­даря его отношению ко мне, его ласке, вниманию, — признаётся Валентина Николаевна.

Да и как не полюбить, если не слышала от него ни одного гру­бого слова.

- Он и до сих пор не умеет ру­гаться, — говорит жена. И продол­жает. — Летом никогда не прихо­дил домой без цветов. Говорю ему: «Миша, я не знаю, куда их уже ставить…», а он всё равно приносил. Помню, как на второй день после рождения сына Нико­лая (это было 16 января), он при­ехал в роддом (старое здание больницы возле магазина «Ла­сточка»). Валя Симонова, с ко­торой мы лежали в одной палате, говорит: «Посмотри в окно, там чей-то муж отплясывает так, что аж снег столбом стоит!». Смо­трю, это мой Миша с отцом. И оба пляшут!

Валентина и Михаил в боль­шой любви и заботе вырастили троих замечательных сыновей. Дали образование. Ребята до­стойно отслужили в армии. Как и отец, они никогда не курили, не увлекались алкоголем. И всё бы было хорошо, если бы не боль­шое горе, одно за другим постиг­шее родителей. В 33 года траги­чески погиб средний сын Пётр, а в 45 лет (тоже трагически) погиб старший, Николай. Кажется, пе­режить такое — невозможно. Под­держивали друг друга, как могли. Но на здоровье Михаила Плато­новича это очень сильно сказа­лось. Он перенёс две операции на сердце, а потом ещё четы­ре… Ни на один день в больни­це жена не оставляла его одного. И в Красноярске, и в Назарово день и ночь была с ним. Врачи удивлялись и говорили ей: «Вы единственная бабушка, которая так за мужа просит…».

Вот и сейчас самая завет­ная мечта Валентины Никола­евны, чтобы "Миша ещё долго-долго жил».

После того как не стало Пе­тра, вырастили его единствен­ную дочь, внучку Раю. Выучили, справили свадьбу.

Вот такая история: только две встречи... И потом долгий, счаст­ливый роман, длиною в 60 лет...

Редакция