Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Назарово
15 апреля, чт
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Назарово
15 апреля, чт

Только берегите мир

5 мая 2016
0

Раиса Степановна Бахова не воевала, но была непосредственным участником тех страшных военных событий 1941-45гг. Маленькой девочкой лицом к лицу она встретилась с войной, фашизмом, горем, голодом, страхом и смертью... Каждый прожитый не то что день, а даже час в окружении врагов, сродни подвигу, отваге и мужеству. Весь ужас войны она испытала ребенком. Ей присвоен статус

несовершеннолетнего узника фашистских концлагерей, гетто и других мест

принудительного содержания.

Разговор никак не пере­ходил к теме войны. Добро­желательная хозяйка достала фотоальбом, показывала фо­тографии своих родных и близ­ких людей — сына, дочки, внучек и других родственников. Охот­но рассказывала о них. По все­му было видно, что вспоминать о войне, немцах и обо всем пе­режитом тогда было для нее не­просто. Неторопливо вспомина­ла своих предков. Выяснилось, что она из рода петербуржских купцов Ильиновых. Когда семью деда раскулачили после рево­люции, он увез их жить в Псков­скую область, под город Вели­кие Луки, в село Никифорово. Это 183 км от Ленинграда. Там и сейчас живет сродная сестра Нина и ее дети. Раиса Степа­новна ездила по туристической путевке в Великие Луки и пови­далась с ними. Когда Нине во время войны пришла похорон­ка на мужа, она, оставив малют­ку-дочку матери, ушла на фронт. Воевала, с войсками дошла до Кенигсберга (Калининград)… Так начался рассказ Р.С.Баховой про ту, ее страшную войну.

Немцы наступали веролом­но и быстро. 26 июня 1941года Великие Луки и их село — захва­чены. Ее папа Степан Алексан­дрович на тот момент уже был призван в армию. Дедушку нем­цы сразу расстреляли – он не согласился им служить. На ру­ках мамы Евдокии Михайловны и бабушки Фимы Алексеевны осталось трое детей. Старшая, Мария, была подростком, Рае — четвертый год, брату Ване – два года. Немцы забирали все.

- У нас увели корову, — гово­рит Раиса Степановна. — Я очень запомнила, как ее уводил не­мец. Мы все ревем и идем за ней. А корова к нам поворачива­ется, и у нее текут слезы. Мама просила оставить нашу коров­ку, но немец наставил автомат и пригрозил убить. Мы остались без кормилицы.

Их дом стоял на окраи­не села, у леса, которого очень боялись немцы, потому как там были партизаны. Парни, ко­торым было по 14-15 лет, не­большими группами самостоя­тельно действовали в лесу. Они снимали часовых, взрывали по­езда захватчиков, всячески им вредили. В деревне юным пар­тизанам тайно собирали про­дукты, у кого что было, и прино­сили к ним в дом. Ночью ребята все приготовленное забирали. Это было очень опасно, прежде всего, для семьи Ильиновых. Фашисты зверствовали. Кто-то выдал жену и дочку бывше­го председателя колхоза. Была построена виселица, всех жи­телей, и детей в том числе, со­гнали смотреть эту казнь. Было жутко, страшно, все плакали. Раиса Степановна плачет, она совсем разволновалась. Дела­ем паузу. На стенах висят кра­сивые вышитые картины в рам­ках. Да, это она вышивала. Еще вязала и шила. Душа просила, руки творили. Немного успо­коившись, Раиса Степановна вспоминает дальше.

Людей угоняли в Герма­нию, особенно молодых. Стар­шую сестру Машу спасали, как могли: прятали, мазали сажей, говорили, что она кривая, хро­мая. Раиса Степановна помнит, как страшно было во время бом­бежек: неба светлого не видно, а только прожекторы его закрыва­ют да воют сирены. Мать их всег­да торопилась спрятать в лесу, в кустах. Во время оккупации люди даже друг друга боялись. Иногда было не понять челове­ка, с кем он, с партизанами или с немцами. В деревне у них жил дед Захар, который якобы хотел помочь немцам найти партизан. Завел их в болото. Расстреля­ли его. После войны установили ему памятник.

Когда немцы стали отсту­пать, согнали всех — и стариков, и детей. Колонной пешком гна­ли 15 км. Кто отставал – расстре­ливали.

- Помню, — говорит Р.С.Бахова, — маленького Ваню­шу мама несла на руках, а нам все говорила: «Шевелите нож­ками, шевелите».

В Германию везли в товарном вагоне, без воды и еды. Их вагон разбомбили возле Калинингра­да. Чудом уцелели и убежали в лес. Неделю там блуждали, пи­тались то ягодой, то травой. Так оказались на территории Литвы. Местные помещики забрали их по хуторам в работники. Мама Раисы Степановны доила коров, кормила свиней, а дети пасли гу­сей. Жили в земляной каморке.

- Как- то раз мы упустили гусят и побежали на дорогу за ними, а немцы ехали и стреля­ли по нам. Не знаю, как остались живыми, видно, Господь сохра­нил, — плача, вспоминает Раи­са Степановна. — Когда немцев погнали наши войска, отступая, они задумали нас всех запереть на скотном дворе и поджечь. Но кто-то передал про это парти­занам, и они нас спасли. Ког­да нас освободили, я бежала и сильно кричала, а что кричала – не помню.

После освобождения Лит­вы от фашистов они еще оста­вались там жить. О времени пребывания в Литве осталось ощущение постоянного страха. Литовцы все были за немцев. Русских ненавидели, рубили то­порами, расстреливали.

- Там даже после войны шла война. Могли и глаза выколоть, и грудь отрезать,- говорит Раи­са Степановна.

Вспоминая все это, она силь­но расстроилась. Пьем чай и пе­реходим к самому дорогому – рассказу о детях.

Старший – сын Геннадий. Он — военный, офицер-подводник. Мать им очень гордится. У него за особые отличия по служ­бе много наград. Сейчас живет в Украине (жена – украинка), и Раиса Степановна переживает за них. Удивляется происходя­щему в Украине: совсем недав­но ездила туда в гости. Все люди доброжелательны были, сердеч­но принимали ее, соседи собра­ли ей много подарков в дорогу. Все – как родные, а теперь — вот такое отчуждение. Дочь Людми­ла закончила строительный ин­ститут . Живет рядом, навещает и заботится о ней каждый день. Две внучки. Таня работает педа­гогом в Красной Поляне, Лида – военнообязанная, служит в Ужу­ре. Есть и правнук Саша, ему 2 года 3 месяца. Всех она любит и радуется за них.

Отец Раисы Степановны во­евал в разведке, но остался жив. Стал инвалидом: одну руку по­терял, другая была изуродова­на. В 1944 году его направили в Сибирь. Он стал их разыски­вать. В 1946 году они вернулись на родину, в свое село. Но села не было – все было выжжено. Только по бугоркам и дыму из них узнавали, что кто-то там живет.

- Я очень четко помню, что на месте нашего дома была во­ронка, которая заросла желты­ми цветами. До сих пор вижу эти яркие желтые цветы, — тяже­ло вздыхает моя собеседница. — Был дом — и нет его. После во­йны сильно народ бедствовал, по дорогам ползли обессилен­ные и опухшие от голода люди. Как выжили, не знаю, только Богу известно. Маме мы очень благодарны за все. Она вынес­ла на своих плечах все тяготы, она спасла нас. Натаскала бре­вен, срубила избушку, из кам­ней печку выложила, а есть не­чего, неоткуда взять. Мы пошли побираться, — слезы наполняют ее глаза. — Как-то зашли в во­енный городок, нам дали боль­шой кусок хлеба. Я вцепилась в него зубами, а сестренка кричит, чтобы не ела, а то умру. При та­ких тяжелых жизненных обсто­ятельствах решились переез­жать к отцу.

- С 1948 года мы – сибиря­ки,- весело говорит Раиса Сте­пановна. — Денег насобирали кое-как на билеты, и то не всем: Ваню спрятали в ящике. Контро­леры его нашли, оштрафова­ли. Мать семейства причитала и говорила, что у нее нет ниче­гошеньки. Штраф отправили на адрес отца. Доехали до Ачин­ска, а в Назарово люди добрые привезли. Пришли туда, где жил отец. Истощенные, плохо оде­тые, почти разутые. Увидев их, он разрыдался.

Здесь, в Сибири, они, мож­но сказать, ожили. Отец рабо­тал на мельнице. Достаточно стало у них хлеба и молока, про­дукты с огорода были. Несмотря на то, что дальнейшая семейная жизнь у отца и матери не сложи­лась, все они были рядом, близ­ко. Дети остались жить с отцом и мачехой, а мама приезжала каждый месяц из Ачинска, где работала на железной дороге. Так выросли и выучились. Раи­са Степановна Бахова, эконо­мист по образованию, много лет работала директором базы рай­потребсоюза, директором за­готовительной овощной базы. Выполняла обязанности заме­стителя профсоюзного комите­та на заводе «Сельмаш», там же работала в отделе снабжения.

Раиса Степановна сегод­ня живет активно, радуется мирной жизни. Очень ценит, что Россия становится все сильнее и ведет мирную по­литику.

- Россия всегда будет сильным и большим государ­ством. Россия была, есть и бу­дет! Я Путину благодарна, что он стоит за мир. Пусть всег­да будет чистое небо, пусть всегда светит ясное солныш­ко внукам и правнукам. Пусть люди берегут мир! – очень ис­кренне говорит ветеран войны Раиса Степановна Бахова. Че­ловеку, прошедшему военное лихолетье, чудом выживше­му, не доверять нельзя. При­слушаемся к ее словам!

Редакция

Картина дня