Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Назарово
18 апреля, вс
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Назарово
18 апреля, вс

Война и мир Николая Килина

26 февраля 2021
1

День защитников Отечества — праздник для россиян особый. Постепенно он превратился просто в мужской день.

Поздравлять стали всех мужчин и мальчиков, независимо от того, служили они или нет… Но есть среди нас настоящие защитники, кто не просто прошел службу в армии, а попал в горячую точку. Один из них — Николай Килин, в его памяти навсегда останется Афганистан.

Когда меня призвали в ар­мию, я попал в пограничные во­йска, — вспоминает ветеран. – Мама очень обрадовалась, хоро­шо, что не Афганистан… В те годы о военном конфлик­те уже знали все.

Сначала Нико­лай Парфирьевич попал на гра­ницу с Ираном. Но через какое-то время его отправили в Баку в ба­тальон связи, где пограничников обучали на радиотелеграфистов.  После переобучения военные попали на границу Таджикистана и Афганистана.

После двадцати дневной под­готовки Николай оказался в со­ставе опергруппы советников, которые должны были помогать «строить коммунизм» в Афгани­стане. В группу входили предста­вители КГБ, партии, комсомола, радисты, переводчик, охрана и другие, всего 14 человек.

- Кабул нас встретил стрель­бой. В первую же ночь обстреляли дом, где мы спали. На следующий день нас распределяли по про­винциям. Мы попали «в дыру из дыр» — в Файзабад. Добраться до него можно было только на вер­толете. Кишлак окружен горами, дорог почти нет. Мы учили язык –фарси, на котором разговаривали местные. С местными общаться не разрешали, но без этого не обходилось. Днем это мирные жители, крестьяне, ночью же они становились душманами — парти­занами афганской войны.

В Афганистане нас поражало все — нищета, быт, одежда. Жен­щины там все ходят в парандже с 13 лет. Но больше всего нас поразило, что люди там носили джинсы, джинсовые костюмы в 80- е годы, когда у нас, в Союзе, их достать было почти невозможно. А там шел товар из Японии и были передовые вещи… Помню, наш комсомольский работник ездил в отпуск домой, в Екатеринбург. Там он призвал население по­мочь детям афганского народа. Наши школьники собрали ручки, тетради, книги, форму, красные галстуки и прочее. Эти посылки были доставлены в Файзабад. Но больше всего меня удивило, что афганские дети, большая их часть, отнесли эти вещи в дукан (в лавку), продали, обменяли на что-то… Коммунизм в Афгани­стане мы так и не построили. Поддержать революцию толком не смогли. Главное было — не дать американцам сделать Афганистан зоной своего влияния. Цена за это — 10 лет кровопролитий ,15 тысяч советских солдат…

- Служба наша была секрет­ной, мы даже форму не всегда на­девали. Я был радистом. Должен был принимать шифровки и от­сылать их. Каждые три часа надо было выходить на связь. Если мы не выходим на связь, – значит, нашу опергруппу уничтожили… У каждого из нас был в кармашке один патрон – для себя. А для стан­ции — динамит. Ее тоже надо было успеть подорвать в случае захвата или ликвидации нашей группы… Но все обошлось с нашей группой благополучно. Сложности воен­ного быта, конечно, сказывались. Мне, радисту, помимо прямых обя­занностей, приходилось готовить обед на всю группу, караулить по ночам в дозоре и сопровождать в качестве охраны советников по местности. Одно время было очень тяжело. Маджахеды пытались взять город Файзабад, обстрели­вали с гор из минометов. Военная часть располагалась за рекой, недалеко от города, а наша опер­группа находилась в городе. Наши войска держали оборону день и ночь и смогли выбить маджахедов из старого кишлака (старой части города).

Сколько полегло советских и афганских солдат, мирного на­селения, разрушены дома, при­вычная жизнь. Война — это ужас­но, и солдаты становятся щитом,

противостоящим этой злой силе. А нам, простым жителям, прихо­дится лишь преклоняться перед этой храбростью и самоотвер­женностью и петь вечную славу и память защитникам Отечества всех времен…

Служба закончилась, война прошла, а Афганистан, его куль­тура и обычаи, чужая жизнь оста­вили глубокий след в памяти Ни­колая Килина. Так как служба его была секретной, он долго не имел права о ней рассказывать. И даже в воинском билете не была указа­на. По документам он так и провел всю службу на границе.

После армии Николай прие­хал в Назарово. У афганцев были свои привилегии: после армии он поступил в Красноярский педа­гогический институт на истори­ческий факультет.Через год ра­боты в школе Лесосибирска вер­нулся в Назарово и устроился на ГРЭС, где до сих пор и работает машинистом цеха теплоподачи.

Сложилось все и в личной жизни. Есть семья: любимая жена Галина, двое взрослых сы­новей — Александр и Дмитрий, и пятилетняя дочка Надюшка. Николай Парфирьевич человек очень разносторонний и инте­ресный. Он увлекается резьбой по самшиту, пишет картины и очень любит путешествовать по миру и горам, изучать чужую культуру. Но это совсем другая история…

А мы еще раз поздравляем всех защитников Отечества с праздником! Здоровья, всех благ и мирного неба над головой!

Ольга ЦИКУРОВА

На фото: Николай Килин на тягаче в Файзабаде. Через два месяца после «фотосес­сии» техника была взорвана в одной из военных операций…

Редакция

Картина дня

Большая вода отступает

С разных районов города и района поступает обнадеживающая информация о снижении уровня воды
Важный