Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Назарово
15 апреля, чт
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Назарово
15 апреля, чт

Жизнь прожить - не поле перейти

23 марта 2016
3

Эти слова не раз и не два повторила во время нашего разговора Татьяна

Захаровна Горячеважительница нашего города, женщина непростой судьбы. Она из поколения тех, чье детство, юность пришлись на годы войны. На ее долю выпала оккупация, подневольный труд в фашистской Германии. После  освобождения жить было тоже нелегкополуголодные послевоенные годы, разрушенная страна

 

В Орловской области, в селе Людское, в теплый июньский день 1926 года в обычной кре­стьянской семье родилась де­вочка Таня Костина. Жили, как все: в трудах и заботе о хлебе. Семья становилась большой, кроме Татьяны, появились на свет еще три девочки. Татья­на Захаровна называет имена сестренок — Маня, Нина, Надя и начинает плакать. Воспоми­нания о детстве не радостные. Когда ей было восемь лет, папа Захар Никанорович просту­дился, заболел туберкулезом и умер. Было ему всего 28 лет. Начались горестные дни для семьи. 30- е годы были голод­ные. Без кормильца, с детьми мал мала меньше, мама Мария Дмитриевна не знала, как све­сти концы с концами, как про­кормить всех, одеть, как вообще выжить. Нужда заставила ее на проданные домашние вещи по­купать в городе иголки, нитки, посуду и другой, востребован­ный в деревне, товар и обмени­вать это на продукты для своей семьи. Милиция расценила это как спекуляцию. Мать посади­ли в тюрьму на 5 лет. Дети оста­лись одни. Татьяна Захаров­на сильно волнуется и только и может сказать, как пыталась кормить сестренок: «Зеленое яблочко пожую и даю им сосать, больше дать было нечего». Се­стренки умерли. Таня осталась одна-одинешенька. В детдом ее не взяли, оставили на попе­чении колхоза. Жила в сельсо­вете, затем у бригадира дома. Спала у порога с собаками, по­биралась по соседним селам. «Пойду, на полях наемся травы, вот и сыта». Приходилось и сы­рые грибы есть. Однажды шла в поле и встретила волка: «Я тут иду, а вот и он, рядом, прошел. Меня Бог хранил». Да, судьба ее берегла. Но самое страшное было впереди.

Началась война. Уже в пер­вые месяцы село захватили немцы. Ее с другими, кто по — моложе, отправили в Германию. Везли в эшелонах, иногда в ва­гон бросали куски хлеба, толь­ко на остановках давали воды. Привезли в Германию, постро­или в колонну, чтобы отправить в концлагерь. В последний мо­мент ее и еще двоих девчонок (им всем по 14 — 15 лет) немец-бюргер забрал на работу в свое хозяйство. И жали, и косили, и молотили, и доили коров. «Дою корову, струйку молока себе в рот и направлю, чтобы сытой быть", — говорит Татьяна Заха­ровна. Хозяин был жесткий. Од­нажды так ее толкнул, что вы­шиб ей ключицу.

Немцы-хозяева слушали приемник. Так Татьяна узнава­ла о делах на фронте и переда­вала записочки с новостями для военнопленных, которые томи­лись и страдали в концлагере, расположенном недалеко. Она видела, как каждый день ды­мились трубы печей, знала, что это такое.

Записки она вместе с про­дуктами оставляла на обочи­не дороги, по которой плен­ных водили на работы. Кто-то про нее донес, ее забрали в ге­стапо. За нее вступились хозя­ева, уладили как-то. Они побо­ялись за себя, ведь им нельзя было иметь и слушать радио­приемник.

2 мая 1945 года их освобо­дили американцы и до отправки в СССР поместили в распреде­лительный лагерь. Там она уви­дела виселицы и огромные кучи (с двухэтажный дом) вещей по­гибших людей. Глядя на это, её охватывал ужас. Кормили их там плохо – один раз в день дава­ли баланду, немного хлеба. Но именно здесь юная и красивая Татьяна встретила свою первую любовь – военнопленного сол­дата Степана.

Домой, в Орловскую об­ласть, приехала уже с ребенком под сердцем. В родной дерев­не осталось только два дома – все было выжжено. Люди жили в погребах. Строили под жилье так: ставили колья, делали пле­тень вокруг них, утепляли соло­мой. Родилась дочь Анна. Было так тяжело, что и не выскажешь словами. Люди просили ее от­дать им дочку. «А я как могла ее отдать? Я не могла, — говорит Т.З.Горячева и тяжело вздыхает.

- Приходилось очень-очень трудно, ездила с восьмиме­сячной дочкой на заработки в соседнюю Литву. Денег на би­лет не было, так на крыше ва­гона ехала с ребенком. Сильно бедствовала, пока не встрети­ла Сергея, стали жить вместе.

Тем временем родственни­ки по материнской линии (Ильи­чевы) уже переехали в Сибирь и проживали в деревне Кольцо­во Назаровского района. Сюда же после заключения верну­лась и мать Татьяны Захаров­ны. Родные Татьяну сильно не звали к себе, но они с Сергеем все же приехали. Жили все вме­сте, тесно. Потом им разреши­ли жить в пекарне. Трудно было, есть нечего, приходилось соби­рать под снегом гнилую картош­ку и печь драники. Они уже ре­шили завербоваться на Север, для этого приехали в Назаро­во. Здесь им подсказали, что в ветлечебницу требуются ра­бочий и санитарка. Их приняли на работу.

С 1953 года они стали жить в Назарово. Ветлечебница на­ходилась на месте нынешнего здания городской администра­ции. Не было тогда ни площади, ни Дома культуры, только кру­гом были лужи. Работали до­бросовестно, пока ветлечебни­цу не закрыли. Муж устроился на разрез, им дали комнату. За рекой Ададымкой разрабо­тали огород. Татьяна Захаров­на оформилась санитаркой в отделение хирургии, которое находилось по улице 30 лет ВЛКСМ (сейчас здесь находит­ся детское отделение). Вско­ре открыли новый больничный корпус в п. Бор, и они перее­хали туда. Т.З.Горячева прора­ботала в медицине с 1958г. по 1973г. Очень большая ответ­ственность лежала на ней: чи­стота должна быть в операци­онной идеальной — и Татьяна Захаровна своими руками соз­давала эту чистоту. Ее на рабо­те ценили. Главный врач хирур­гического отделения Валентин Семенович Серебряков, ког­да ему предложили возглавить профилакторий Назаровского разреза, сразу пригласил ее на работу. Мыла большие ванны после процедур, обрабатыва­ла хлоркой, сильно болели руки, но уходить и не думала. Татьяна Захаровна называет тех, с кем ей довелось рядом трудиться: врач Людмила Петровна Руно­ва, старшая медсестра Вален­тина Матвеевна Голощапова и медсестра Валентина Федо­ровна Дмитриева, врач Эдвин Викторович Вагнер, Мария Вер­шинская. Пришло время, и кол­леги с почетом проводили ее на заслуженный отдых.

В личной жизни много лет она прожила с Семеном Деми­довичем Горячевым, о ком вспо­минает с большой теплотой. Он с 1969г. по 1994г. трудился на разрезе «Назаровский». Се­годня Татьяна Захаровна жи­вет со своей дочерью Анной. «Слава Богу за то, что он мне доченьку дал", — так искренно, от всей души произносит эти слова наша героиня, что ста­новится радостно за нее и ее счастье. А доченька – это Анна Степановна Костина. Она всю свою жизнь посвятила семье, своей матери, любимой рабо­те. А.С.Костина – педагог до­школьного образования. 20 лет проработала воспитателем са­наторного детсада «Березка», 13 лет — в детсаде «Солнышко» (п.Бор), 3 года – в лаборатории Назаровской ГРЭС. Ее супруг – Владимир Матвеевич Костин, уважаемый человек, журналист, был редактором газеты «Совет­ское Причулымье» в начале 90-х годов. Татьяна Захаровна гово­рит о нем как о хорошем чело­веке и вспоминает, как звал ее «тещенькой». Анна Степановна с удовольствием рассказывает о городе Назарово, где она вы­росла и живет до сих пор. Пом­нит, как на Нижнюю зону, где они жили, завезли пиломатериалы для строительства ГРЭС и баба Мотя Иванова охраняла его. Как сторожу, ей выдали ружье, но она спрятала его в доски, что­бы не украли. И сторожила без оружия. Вместе с мамой вспо­минают, как появился первый телевизор у соседки Зои Фе­доровны и все соседи ходили со своими стульями к ней смо­треть передачи. Жили дружно с соседями Джебко, Григорьевы­ми, Ширшовой Дарьей. Сейчас дочь и мать живут вдвоем, дети разъехались. Жанна пошла по стопам отца, стала журналист­кой, живет в г. Новосибирске. Сын Андрей живет в Краснояр­ске. Есть внучки, а для Татьяны Захаровны правнучки – Анюта и Кристина. Жизнь, как говорит­ся, продолжается. Анна Степа­новна говорит о том, как много в жизни работала ее мама, Татья­на Захаровна. Всегда был ого­род, держали корову, коз, кро­ликов, кур. Все она успевала, со всем справлялась. И до сих пор любит бывать на даче, нравится ей, «как пташечки поют». А сама Татьяна Захаровна, как бы под­водя итог, рассуждает: «Живу, как в раю». Она официально признана несовершеннолетним узником фашистских концлаге­рей, имеет правительственные награды, ей оказывают внима­ние и уважение, дарят подарки. В 2016 году Татьяне Захаровне Горячевой исполнится 90 лет!

После встречи с этими уди­вительными женщинами при­ходят мысли: как же много, порой, кажется, совсем непо­сильного, может вынести че­ловек и остаться человеком – терпеливым, трудолюбивым, ответственным. Умеющим ра­доваться жизни, любящим сво­их близких, коллег, соседей и город, в котором мы живем. Это и ценно, в этом и суть. И пусть жизнь продолжается…

Редакция

Картина дня